ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ — ПАРЛАМЕНТА РФ
СОБЫТИЯ

28.03.2017
Все события стрелка
polosa
КРЫМ

28.03.2017
27.03.2017
Все статьи стрелка
polosa
СТАТЬИ

Все статьи стрелка
В СТАТЬЕ
    журнала № 04 - 2016 г.
|   Поделиться с друзьями:

Валентин Фалин:

Примирить себя с собою. Иначе России не воспрянуть

Мир | Геополитика
Валентин Фалин в Музее В.А. Тропинина. Фото_ТАСС

Этот человек был свидетелем того, как делалась большая политика в течение сорока с лишним лет. Референт Н.С. Хрущева и А.А. Громыко, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в ФРГ, секретарь ЦК КПСС, народный депутат СССР, доктор исторических наук, лауреат Госпремии СССР… Валентин Фалин, которому в апреле исполняется 90 лет, размышляет  о времени и о стране.

 
– Валентин Михайлович, новая Россия присягнула ценностям западной демократии, а нас по-прежнему гнобят, грубо выражаясь. Откуда возникла тотальная русофобия Запада, которую после распада СССР уже не объяснить коммунистической идеологией?
– Нынешние санкции против России не новейшее изобретение. Русь подпадала под них и в XIV, и в XVI, и в ХIХ, и в ХХ столетиях. Силовым же баталиям несть числа. Если когда внешние обстоятельства и вынуждали Англию, Францию, Австрию, Пруссию, позже США вступать в коалицию с Россией, это не отражалось на их готовности выполнять союзнические обязательства.
Известно, что геополитические планы Наполеона разбились о стойкость россиян. Как отблагодарили британские, французские и австрийские монархи Россию за ее подвиг? На смену «великой армии» Наполеона, состоявшей по большей части из польских, немецких, австрийских и прочих наемников, «союзники» намеревались создать новое войско против России. 24 декабря 1814 года делегаты Англии, Франции и Австрии заключили «маленькую конвенцию», обязывавшую каждого из подписантов выделить по 150 тысяч бойцов во исполнение этого намерения. 
Тайный сговор раскрылся, но намерение не увядало. Пример тому – Крымская война, имевшая целью запереть Россию в Черном, а также в Балтийском, Белом морях и ущемить наши позиции на Дальнем Востоке.
Еще не вскрыта и подлинная подоплека Первой мировой войны. Очевидно, что убийство кронпринца австрийского Фердинанда – это лишь предлог. Ее инспираторы ставили задачей не просто пресечь возвышение России, но обречь ее на угасание.
 
 – Знание истории помогает в сегодняшней политике?
– Современник Вольтера, французский философ Вовенарг, зафиксировал: политика – сложнейшая из наук. А наука, по Галилею, начинается тогда, когда умирает догма. Неумение или нежелание досконально разобраться в прошлом и настоящем, чтобы избежать повторения ошибок и провалов, приводит к тупиковым ситуациям или метанию из крайности в крайность. Нелишне принимать во внимание и опыт других стран, разумеется, не перенимая его механически. Постоянно помнить, что мир непрерывно меняется, то, что было приемлемо вчера или позавчера, не годится сегодня и никак не вяжется с нашим завтра.
Разве нам помешает знать, что британский премьер Ллойд Джордж приветствовал отречение Николая II словами: одна из целей войны достигнута – Россия никогда не поднимется с колен и не будет угрожать величию Британской империи. А каким виделось будущее России в Вашингтоне? Небезызвестный полковник Хауз, наставник президента США Вильсона, предлагал ужать ее до Среднерусской возвышенности с Москвой в качестве столицы.
Вторая мировая война по сути была преемницей первой. При подписании Версальского договора глава французского правительства Клемансо разоткровенничался: «Этот договор, как и все другие договоры, есть и не может быть не чем иным, как продолжением войны». Маршал Фош уточнял: если эта война не закончится уничтожением Советской России, надо будет считать, что она проиграна. Черчилль призывал ответить на Октябрьскую революцию, взяв Россию в кольцо «бешено ненавидящих большевизм государств». Тот же Клемансо требовал отгородиться от России «железным занавесом, дабы большевизм не угрожал европейской цивилизации».

1973 год. Бонн. Посол СССР в германии Валентин Фалин (второй слева)
во время встречи Леонида Брежнева с канцлером ФРг Вилли Брандтом
Фалин с Брежневым 
 
 – То есть железный занавес – не наше изобретение?
– Не наше. Как следовало поступать советскому руководству в условиях иностранной интервенции и развязанной патентованными «демократами» гражданской войны? В ноябре 1922 года Вашингтон установил контакт с Гитлером, а с декабря крупные американские банки принялись финансировать правоэкстремистские группировки Веймарской республики. Три года спустя стартовала политика «умиротворения» германского реваншизма в результате договоров, принятых на конференции в Локарно. В январе 1933 года Гитлера возводят в рейхсканцлеры. Веймарская республика приказала долго жить.
 
– Как вы относитесь к Сталину?
 – Главный порок в его деятельности в крайне сложный и противоречивый период 20–30-х годов – расправа с любым проявлением неповиновения и инакомыслия. Ликвидация руководящего состава Вооруженных сил во многом обусловила тяжелые поражения 1941 года. Нельзя умалять ответственность Сталина за преступления режима против своего народа. Вместе с тем безответственно приписывать ему вину за развязывание Второй мировой войны. Советский Союз выдвинул идею коллективной безопасности в Европе. И именно Лондон в первую очередь торпедировал возможности возведения неодолимой преграды на пути нацистской агрессии.
Сошлюсь на следующие факты. 30 сентября 1938 года в беседе с Гитлером после оформления мюнхенского диктата Чехословакии Чемберлен заявил: «У вас достаточно бомбардировщиков, чтобы атаковать Советский Союз. Тем более что советские самолеты не могут размещаться на чехословацких аэродромах». Тогда же премьер в кругу единомышленников констатировал: «Чтобы жила Британия, Советская Россия должна исчезнуть».
Мало кто вспоминает о предложении Чемберлена Гитлеру. В момент, когда самолет с Риббентропом на борту не без приключений добирался до Москвы, британский премьер предложил немедля созвать конференцию по типу мюнхенского сговора. В отсутствие представителей Варшавы, Москвы и Вашингтона лидеры Германии, Франции, Англии и Италии решили бы судьбу Польши.
 
– Советское руководство упрекают за подписание секретных приложений к договорам...
– Секретные приложения к договорам и соглашениям были в ХХ веке общепринятой практикой. Московский договор о ненападении Молотов и Риббентроп подписали в 2 часа ночи 24 августа за 50 часов до назначенного на 26 августа массированного удара вермахта по Польше. План «Вайс» предусматривал одновременный захват вермахтом Литвы и большей части Латвии (до восточных границ Курляндии) и вступление в силу секретного соглашения между Третьим рейхом и Эстонией о совместной обороне. Москва, как, впрочем, и Лондон, владела достоверной информацией о деталях плана «Вайс».
Черчилль тогда охарактеризовал подписание советско-германского пакта о ненападении как возведение советской стороной «Восточного вала». Возвращение Западной Украины и Западной Белоруссии в состав Советского Союза вторило линии Керзона, прочерченной западными державами в 1919–1920 годах в качестве восточного рубежа Польши. По секретному протоколу Литва, Латвия и Эстония причислялись к сфере интересов СССР,  с которой при любом развитии событий Третий рейх должен был считаться.
 
Фалин– В нынешнем однополюсном мире командуют парадом США. Вы как-то сказали, что американцам нельзя верить на слово, что любой договор для них мало что значит...
 – Да, это так. Вскоре после провозглашения тринадцатью североамериканскими колониями независимости от Британии получили хождение так называемые федералистские письма. Их авторы провозглашали, что Соединенные Штаты Америки со временем могут стать самым сильным в экономическом и военном отношении государством не только Западного, но и Восточного полушарий. Констатируем: в XIX и XX веках никто не вел больше объявленных и необъявленных войн и военных операций, чем США. Силовые экспедиции по освоению Дикого Запада на североамериканской территории не в счет. Ежегодно в США проводится неделя «порабощенных народов». Вы не найдете в списке упоминания ни одного из 350 с лишним индейских племен.
Вильсон в 1918 году заявил: кто финансирует мир, должен научиться управлять им. 1945 год внес добавление: «Все куплю, – сказало злато. – Все возьму, – ответил ядерный булат».
В 1946 году Вашингтон выбросил за борт практически все основные договоренности с Советским Союзом, достигнутые при президенте Рузвельте. Какую бы политику ни проводило московское правительство, гласила установка трумэновской администрации, само существование советского государства несовместимо с американской безопасностью.
 
– Сразу вспоминается пресловутый план «Дропшот» («Моментальный удар»)...
– Конечно. Его президент Трумэн подписал в ноябре 1949 года в качестве основы внешней и военной политики Соединенных Штатов, а также блока НАТО. «Дропшот» предусматривал расчленение СССР на 12 государств, каждое из которых было бы не в состоянии обеспечить себя экономически и защищаться от внешних угроз.
Насколько можно в таких условиях доверять договоренностям с США, даже оформленным по всем международно-правовым канонам? Всмотритесь в меморандум совета национальной безопасности №112 (1953 года), в котором определялось: «Переговоры – это орудие в политической войне». Они начинаются, когда официальный Вашингтон испытывает потребность выиграть время, и завершаются, когда передышка становится излишней.
 
 – А период разрядки?
 – Киссинджер отмечал в своих мемуарах: разрядка в отношениях с СССР (начало 70-х годов) была «прикрытием для вытеснения Советского Союза с Ближнего и Среднего Востока». В 1996 году на территории Австрии были обнаружены схроны вооружения. Американцы не отрицали, что это их оружие, и добавляли, что они никогда не признавали нейтралитета Австрии. То есть государственного договора 1955 года, официально подписанного также Вашингтоном. Договоры, по версии руководства Соединенных Штатов, должны закреплять уступки другой стороны, но никак не связывать Вашингтон при «расширительном толковании» принимавшихся им обязательств.
 
– Какой главный вывод можно сделать из просчетов политики советского руководства?
– На заседаниях высшего руководства и еще чаще в дискуссиях с советскими лидерами мне доводилось проводить мысль о том, что наиболее продуктивной внешней политикой является эффективная внутренняя политика.
В условиях военного паритета, когда главные оппоненты способны в считанные часы многократно уничтожить друг друга и заодно остальное человечество, поддержание добротного внутреннего климата, создание необходимых условий для физического и духовного развития народа обретает качественно новое, стратегическое значение. Мои попытки убедить Хрущева, Брежнева, Громыко, Устинова, что, втягиваясь все глубже в гонку вооружений, мы обслуживаем натовские доктрины изведения страны тихой сапой, не находили должного отклика.
 
– Вы восемь лет были послом в Германии. Скажите, простили (и могут ли простить вообще) немцы нашей стране Победу во Второй мировой войне?
– Не секрет, что в 1945 году и позже видные нацистские военные деятели, равно как и обретшие власть в Западной Германии политики, исповедовали идею: проиграна не война, а сражение. Это, естественно, пестовало питательную среду для реваншистских настроений. Сталин видел такую опасность и пытался ее умерить, предлагая различные модели сохранения единства Германии со статусом суверенного, внеблокового государства. После того как раскол Германии свершился, он отводил на ее воссоединение 5–7 лет.
К сожалению, с подачи англосаксов и их пособников в сознании большинства немцев утвердился миф, будто в расколе Германии повинна Россия, а объединением страны немцы обязаны Соединенным Штатам и их политике силы.
 
– За что вы благодарны судьбе?
– Она меня щедро одарила необыкновенными знакомствами с уникальными людьми. Среди них – мой учитель, крупнейший авторитет в области международного права, профессор В.Н.Дурденевский, мировая величина в археологии, раскопавший Урарту, многолетний директор Эрмитажа, академик Б.Б.Пиотровский, гениальный дирижер, чье имя высечено на мраморной доске в Венском музыкальном обществе, – Е.А.Мравинский, поднимавший вместе с другими энтузиастами из пепла Петергоф В.В.Знаменов. Это и академик П.Л.Капица, введший меня в общество лауреатов Нобелевской премии. И основатель Музея В.А.Тропинина и художников его круга, Третьяков советского времени — Ф.Е. Вишневский. Они, как и другие, не упомянутые здесь, оставили глубокий след в моей памяти и душе и позволяли сохранить себя в водовороте событий.
 
– Вы близко наблюдали многих высших руководителей государства. На ваш взгляд, о чем прежде всего должен заботиться национальный лидер?
– Античные мудрецы предостерегали: даже богам не дано сделать былое небылым. Сошлюсь на Индиру Ганди. История – лучший учитель, а мы – ее нерадивые ученики. Неуважение к прошлому, незнание этого прошлого во всех деталях и сочетаниях – признак дикости. Способны ли мы сделать выводы из недостойного обращения с нашими друзьями и союзниками, можно ли рассчитывать на то, что нынешние наши партнеры и соседи забудут прошлые проколы и захотят вместе с Россией очеловечивать будущее?
Вскоре после распада СССР я записал: «Первейшей заботой каждого, кто принимает на себя ответственность за будущее страны, должна быть консолидация общества. Горчаковское «Россия, сосредоточивайся!» актуально как никогда. Сосредоточивать помыслы, энергию и усилия на созидании и возрождении, на примирении себя с собою. Иначе России не воспрянуть. Сколько раз мы убеждались в том, что в реальной жизни в отличие от философии и математики отрицание не погашает отрицание, но умножает ненависть, раздоры и конфликты. Неужто нынешних мало?»
 
Беседовала Людмила Глазкова
 
1989 год. официальный визит во Францию генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Верховного
Совета СССР М.Горбачева. Члены сопровождающей делегации: заведующий Международным отделом
ЦК КПСС Валентин Фалин, министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, секретарь ЦК КПСС
Александр Яковлев
официальный визит во Францию
Добавить комментарий по данной статье.
Ваш комментарий


( 3 + 6 ) =
Комментарии к статье
Нет комментариев к данной статье. Вы будете первым! Заранее благодарим.